Наказывать за вмешательство в частную жизнь, Верховный суд

Форум Сообщества Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Конкурентная разведка, Бизнес-разведка, Корпоративная разведка,
Деловая разведка по открытым источникам в бизнесе.
Работаем строго в рамках закона.

Дезинформация и активные мероприятия в бизнесе
Форум Сообщества Практиков Конкурентной разведки (СПКР) »   Теория и практика работы с персональными данными »   Наказывать за вмешательство в частную жизнь, Верховный суд
RSS

Наказывать за вмешательство в частную жизнь, Верховный суд

Комментарии ВС о нарушении тайны частной жизни, "шпионских" гаджетах, неприкосновенности жилища и других конституционных прав граждан

  Вперед>>Печать
 
BITok
Долгожитель форума

Откуда: Екатеринбург
Всего сообщений: 98
Рейтинг пользователя: 4


Ссылка


Дата регистрации на форуме:
7 нояб. 2011
Приобретение шпионских гаджетов для прослушки или записи разговоров, по мнению судей высшей инстанции, далеко не всегда должно заканчиваться для покупателя уголовным делом. Разъяснение Верховного суда от 27.11.2018

Какое тайное не может быть явным?

Чтобы нарушить тайну частной жизни, теперь вовсе необязательно выкладывать чужие интимные фото или переписку в Интернет. Вполне достаточно «слить» информацию одному человеку с комментарием «только никому не рассказывай!». Это уже может стать основанием, чтобы возбудить против болтуна уголовное дело по статье 137 УК («нарушение неприкосновенности частной жизни»).

«Распространение сведений о частной жизни лица заключается в конфиденциальном или публичном сообщении их одному или нескольким лицам в устной, письменной или иной форме и любым способом», - сказано в проекте постановления Пленума.

При этом, как отмечается в документе, для наличия состава преступления ключевым моментом является отношение самого сплетника к информации, которая попала к нему в руки. Если он осознает, что это чужой личный секрет — преступление налицо. Если же он просто сболтнул лишнее случайно, преступлением такое поведение считать нельзя.

Правда, сами судьи ВС признаются, служители фемиды путаются в том, какую информацию считать личной тайной.

- К частной и семейной тайне следует относить сведения, которые касаются только самого человека и членов его семьи и которые не подлежат контролю со стороны государства в том случае, если эти сведения не носят противоправного характера, - пояснил судья Верховного суда Петр Кондратов, - Человек имеет право сам решать, какие из этих сведений доверять только себе, а какие можно сообщить, например, врачу, адвокату, священнослужителю.

Правда, высшей инстанции в ближайшее время предстоит разъяснить, как самому пострадавшему доказать, что в его жизнь сунул нос посторонний. Единственным доказательством здесь может стать аудио- или видеозапись, которая дословно зафиксирует слова преступника. Однако делая такую запись, сам пострадавший формально нарушит закон.

Прослушка телефона

Не менее интересные разъяснения Пленум дал по поводу нарушения тайны переписки, телефонных переговоров и использования шпионских гаджетов для слежки.

По мнению ВС, преступником является не только тот, кто прослушивает чужие разговоры, но и тот, к кому в руки попала распечатка с детализацией звонков.

В частности, нарушением тайны телефонных переговоров с учетом разъяснений высшей инстанции будет считаться нелегальный доступ к информации о входящих и исходящих звонках, дате, времени, продолжительности соединения и номерах абонентов. А незаконный доступ к содержанию переговоров — это уже не только прослушка и запись разговоров на диктофон в режиме инкогнито, но и получение доступа к смс-сообщениям, переписке в мессенджерах и видеозвонкам через Интернет-сервисы.

Еще один нюанс, который может отбить у любопытных граждан желание подсматривать и подслушивать — ответственность за нарушение телефонной тайны придется нести, даже если в разговорах или переписке не было личной информации.

А вот если сплетник вчитывается в чужую переписку с согласия одного из собеседников, преступлением это по мнению ВС считать нельзя.

Шпионские гаджеты

Следующее разъяснение касается скрытых камер, диктофонов и GPS-трекеров. Как отмечают в ВС, устройства для слежки за передвижением объекта люди часто покупают без злого умысла. Водители ставят такие маячки себе в машины, а родители покупают смарт-часы со спутниковой навигацией, чтобы не волноваться за детей.

Чтобы не подвергать добропорядочных граждан риску оказаться на скамье подсудимых, высшая инстанция пояснила, что сам факт приобретения таких гаджетов не может свидетельствовать о виновности лица в совершении преступления. Главное, чтобы у покупателя не было умысла на негласное использование устройства:

«Например, лицо посредством общедоступного Интернет-ресурса приобрело специальное техническое средство, рекламируемое как устройство бытового назначения, и добросовестно заблуждалось относительно его фактического предназначения», - говорится в проекте постановления.

При определенных обстоятельствах шпионским гаджетом может быть признан обычный смартфон или видеорегистратор. Для этого нужно, чтобы агрегат подвергся дополнительной технической доработке: его перепрограммировали или присоединили к нему дополнительное оборудование, позволяющее негласно собирать информацию.

А вот на слежку за неверным супругом, безалаберным сыном или домашним животным запрет вообще распространяться не будет. Надеть на собаку ошейники с GPS-меткой или незаметно положить маячок подозреваемому в измене супругу в карман — это не преступление.

Неприкосновенность жилища

По делам о нарушении неприкосновенности жилища в прошлом году по данным ВС были осуждены 7609 человек. Для сравнения, по всем остальным делам о нарушении конституционных прав граждан количество приговоров исчисляется десятками в год. Тем не менее, у судей оставался неразрешенным вопрос: что именно считать жилищем. Будет ли преступлением вторжение в аварийный барак или сарай, в котором тем не менее живут люди?

На этот счет высшая инстанция дала четкие разъяснение: даже если дом по техническим или санитарным нормам не пригоден для проживания, подлежит сносу, официально выбыл из жилого фонда или формально считается расселенным, всё равно вторгаться туда нельзя, если там есть жильцы.

- Тот факт, что помещение не подпадает под понятие жилища, не является основанием для лишения граждан на защиту неприкосновенности, - пояснил зампред Саратовского областного суда Артем Аниканов.

Такая же ситуация и с теми, кто живет в съемном жилье без официального договора аренды. Даже если жильцы не могут подтвердить законность своего нахождения на квадратных метрах, это не повод вторгаться без разрешения к ним на порог.

При этом, как отмечается в проекте постановления Пленума, не могут признаваться жилищем погребы, сараи, бани и гаражи, а также помещения в торговых центрах и на вокзалах, купе поездов и корабельные каюты. Не получится привлечь к уголовной ответственности и того, кто без приглашения залез в туристическую палатку. Наконец, принцип неприкосновенности не действует на жилые помещения, переоборудованные под склад или мастерскую.

источник

---
Когда человек говорит, что деньги могут все, знайте: у него их нет и никогда не было.
Э.Хоу
tungus1973
Модератор форума

Откуда: г. Санкт-Петербург
Всего сообщений: 795
Рейтинг пользователя: 11


Ссылка


Дата регистрации на форуме:
3 июля 2009
Спасибо!
Познавательно.
Афраний
Почетный участник

Всего сообщений: 221
Рейтинг пользователя: 4


Ссылка


Дата регистрации на форуме:
6 июня 2011
Не нашел этого в материалах пленума ВС. Вернее - есть упоминание, о направлении проекта на доработку.
"Проект постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 1381, 139, 1441, 145, 1451 Уголовного кодекса Российской Федерации)» направлен на доработку".
Не знаете? Документ доработан и принят?
BITok
Долгожитель форума

Откуда: Екатеринбург
Всего сообщений: 98
Рейтинг пользователя: 4


Ссылка


Дата регистрации на форуме:
7 нояб. 2011
Пленум Верховного Суда принял доработанное постановление, касающееся неприкосновенности частной жизни, жилища, а также трудовых прав граждан - Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2018 г. N 46

Выдержки из документа:

3. Под собиранием сведений о частной жизни лица понимаются умышленные действия, состоящие в получении этих сведений любым способом, например путем личного наблюдения, прослушивания, опроса других лиц, в том числе с фиксированием информации аудио-, видео-, фотосредствами, копирования документированных сведений, а также путем похищения или иного их приобретения.

Распространение сведений о частной жизни лица заключается в сообщении (разглашении) их одному или нескольким лицам в устной, письменной или иной форме и любым способом (в частности, путем передачи материалов или размещения информации с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети "Интернет").

4. При рассмотрении уголовных дел о преступлении, предусмотренном статьей 138 УК РФ, судам следует иметь в виду, что тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений признается нарушенной, когда доступ к переписке, переговорам, сообщениям совершен без согласия лица, чью тайну они составляют, при отсутствии законных оснований для ограничения конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Нарушением тайны телефонных переговоров является, в частности, незаконный доступ к информации о входящих и об исходящих сигналах соединения между абонентами или абонентскими устройствами пользователей связи (дате, времени, продолжительности соединений, номерах абонентов, других данных, позволяющих идентифицировать абонентов).

Незаконный доступ к содержанию переписки, переговоров, сообщений может состоять в ознакомлении с текстом и (или) материалами переписки, сообщений, прослушивании телефонных переговоров, звуковых сообщений, их копировании, записывании с помощью различных технических устройств и т.п.

5. Под иными сообщениями в статье 138 УК РФ следует понимать сообщения граждан, передаваемые по сетям электрической связи, например CMC- и ММС-сообщения, факсимильные сообщения, передаваемые посредством сети "Интернет" мгновенные сообщения, электронные письма, видеозвонки, а также сообщения, пересылаемые иным способом.

8. По смыслу закона технические устройства (смартфоны, диктофоны, видеорегистраторы и т.п.) могут быть признаны специальными техническими средствами только при условии, если им преднамеренно путем технической доработки, программирования или иным способом приданы новые качества и свойства, позволяющие с их помощью негласно получать информацию.

В случаях, когда для установления принадлежности технического устройства к числу средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, требуются специальные знания, суд должен располагать соответствующими заключениями специалиста или эксперта.

12. По смыслу статьи 139 УК РФ незаконное проникновение в жилище может иметь место и без вхождения в него, но с применением технических или иных средств, когда такие средства используются в целях нарушения неприкосновенности жилища (например, для незаконного установления прослушивающего устройства или прибора видеонаблюдения).

Полный текст Постановления Пленума ВС РФ здесь

---
Когда человек говорит, что деньги могут все, знайте: у него их нет и никогда не было.
Э.Хоу
BITok
Долгожитель форума

Откуда: Екатеринбург
Всего сообщений: 98
Рейтинг пользователя: 4


Ссылка


Дата регистрации на форуме:
7 нояб. 2011
Комментарии Постановления юристами Адвокатской газеты:
(позволил себе кое-что подчеркнуть в тексте)

Неприкосновенность частной жизни

В п. 1 постановления ВС обращает внимание судов на то, что в соответствии с ч. 1 и 2 ст. 137 УК РФ уголовная ответственность наступает за сбор и распространение сведений о частной жизни лица, составляющих личную или семейную тайну, в отсутствие его согласия или законных оснований для получения, использования и предоставления таких сведений.

Пункт 2 претерпел существенные изменения. В частности, в документе отмечается, что при решении вопроса о наличии в действиях лица состава преступления, предусмотренного ч. 1 или 2 ст. 137 УК, суду необходимо устанавливать, охватывалось ли его умыслом, что сведения о частной жизни гражданина хранятся им в тайне.

ВС также уточнил, что собирание или распространение таких сведений в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также если сведения о частной жизни гражданина ранее стали общедоступными либо были преданы огласке им самим или по его воле, не может повлечь уголовную ответственность.

В п. 3 разъяснений отмечается, что сбор сведений о частной жизни подразумевает умышленные действия по их получению любым способом: личным наблюдением, прослушиванием, опросом других лиц, в том числе с помощью аудио-, видео- и фотофиксации, копирования документов, а также путем похищения или иного приобретения.

В п. 4 подчеркивается, что при рассмотрении уголовных дел о преступлениях по ст. 138 УК судам следует иметь в виду, что тайна переписки, телефонных переговоров, а также почтовых, телеграфных и иных сообщений признается нарушенной, когда доступ к переписке, переговорам и сообщениям произведен в отсутствие законных оснований и без согласия лица, чью тайну они составляют. Под «иными сообщениями» подразумеваются сообщения граждан, передаваемые по сетям электросвязи, факсимильные, передаваемые через интернет мгновенные сообщения, электронные письма и видеозвонки, а также сообщения, пересылаемые иным способом (п. 5).

Дмитрий Дядькин ранее отмечал, что наибольшая сложность квалификации таких деяний заключается в том, что любой акт сообщения представляет собой коммуникацию как минимум двух субъектов – отправителя и адресата: «Закономерен вопрос: какова должна быть квалификация действий лица, нарушившего тайну переписки? В данном случае нарушаются конституционные права как адресата, так и отправителя. Это суждение верно даже в том случае, если сообщение содержало сведения только об одном из участников переписки, так как факт сообщения представляет собой личную жизнь гражданина».

Александр Брестер также подчеркивал, что п. 4 четко закрепляет: вся переписка в телефонах – в любой программе для обмена сообщениями – охраняется законом: «Давно и остро стоит вопрос о том, что получение сведений о такой переписке добывается правоохранительными органами без судебного решения – произвольно или в рамках осмотра. Если пользоваться предложенным толкованием – этого делать нельзя. Ранее КС уклонялся от ответа на этот вопрос. Не факт, что что-то изменится, но теперь есть на что сослаться».

В п. 6 установлено, что по ст. 138 УК квалифицируются действия, нарушающие тайну переписки, телеграфных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений конкретных лиц или неопределенного круга лиц, совершенные с прямым умыслом. При этом ответственность наступает независимо от того, составляют передаваемые сведения личную или семейную тайну или нет.

Отметим, что проект документа предусматривал уточнение о том, что ознакомление с фактом или содержанием переписки, переговоров и сообщений при наличии согласия хотя бы одного из лиц, чью тайну они составляют, не образует состава преступления, а также о том, что распространение сведений после такого ознакомления без согласия указанного лица влечет уголовную ответственность по ст. 137 УК. Однако из итогового текста постановления оно было исключено.

Эксперты «АГ» отмечали нежелательность исключения данного абзаца. «Иногда в целях защиты необходимо использовать переписку, запись собственного разговора с иным лицом и т.п., но суды ссылаются на то, что без согласия другого лица (или без предупреждения о записи) такое использование незаконно», – пояснял Александр Брестер. Дмитрий Дядькин также считал исключение указанного абзаца крайне нежелательным, так как это повлечет правовую неопределенность в данном вопросе и, соответственно, – произвольное и необоснованное расширение оснований привлечения лиц к уголовной ответственности.

В п. 7 постановления отмечается, что ответственность по ст. 138.1 УК за незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, наступает в тех случаях, когда такие действия совершаются в нарушение требований законодательства без соответствующей лицензии и не в целях проведения ОРД.

Уточнено, что технические устройства (смартфоны, диктофоны, видеорегистраторы) могут быть признаны специальными техническими средствами только при условии, что им преднамеренно были приданы новые качества и свойства для негласного получения информации. В ряде таких случаев потребуется заключение специалиста или эксперта (п. 8 документа).

ВС разъяснил (п. 9), что само по себе участие в незаконном обороте специальных технических средств не может свидетельствовать о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного ст. 138.1 УК, если его умысел не был направлен на приобретение и (или) сбыт именно таких технических средств (например, если лицо приобрело такое средство в интернет-магазине как устройство бытового назначения, добросовестно заблуждаясь о его фактическом предназначении).

Также по этой статье не могут быть квалифицированы действия лица, которое приобрело устройство для негласного получения информации с намерением использовать, например, в целях обеспечения личной безопасности, безопасности членов семьи, включая детей, а также для сохранности имущества и слежения за животными, и не предполагало применять его для посягательства на конституционные права граждан.

По мнению Дмитрия Кравченко, такая детализация свидетельствует о негативных явлениях в судебной практике, в том числе о частом привлечении к уголовной ответственности при очевидном отсутствии общественной опасности. «Те же многочисленные дела о ручках-диктофонах, GPS-трекерах для домашнего скота и подобных бытовых устройствах, к сожалению, свидетельствовали о неспособности самостоятельного принятия в следственной и судебной практике очевидного решения об отсутствии оснований для уголовной ответственности», – считает он.

Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, как ранее отмечал Александр Брестер, является самой болезненной из затронутых тем с точки зрения уголовного права и процесса: «ВС констатирует очень простые вещи, которые и так должны быть понятны правоохранителю: нужно доказать умысел на приобретение устройства именно для негласного получения информации, а также то, что лицо сознательно приобретает устройство с целью нарушения конституционных прав граждан. По-хорошему, все дела об осуждении лиц за приобретение очков с видеокамерами или иных технических устройств для личного пользования должны быть пересмотрены на основе этого указания».

Полный текст комментариев здесь

---
Когда человек говорит, что деньги могут все, знайте: у него их нет и никогда не было.
Э.Хоу
tungus1973
Модератор форума

Откуда: г. Санкт-Петербург
Всего сообщений: 795
Рейтинг пользователя: 11


Ссылка


Дата регистрации на форуме:
3 июля 2009
Благодарю!
Очень интересно!
  Вперед>>Печать
Форум Сообщества Практиков Конкурентной разведки (СПКР) »   Теория и практика работы с персональными данными »   Наказывать за вмешательство в частную жизнь, Верховный суд
RSS

Последние RSS
SiteSputnik: Автозамены до и после Рубрикации или Перевода
Демо-доступ к ИАС социальных сетей
Лог-файл в программе СайтСпутник
шантаж, угрозы по Интернету
Практически весь интернет становится русскоязычным
SiteSputnik. Об одном подходе к мониторингу Телеграм
Безопасность при работе на ПК
Книги о критическом мышлении
Наказывать за вмешательство в частную жизнь, Верховный суд
CI Academic Materials
CiMi.CON Evolution USA
Поиск в КЭШ поисковиков по запросу и пакету запросов
СайтСпутник: Многоязычность, Юникод, MS ACCESS
Новый курс OSINT от АИС
Год тюрьмы за отказ удалять
Книга "Строим доверие по методикам спецслужб"
аналог "Консультанта" о зарубежном законодательстве
Открытые данные ФНС
Получаем информацию по VIN
Competitive-Market Intelligence Conference, Berlin 2018

Самые активные 20 тем RSS
SiteSputnik: Автозамены до и после Рубрикации или Перевода
Демо-доступ к ИАС социальных сетей