Образ детектива в литературе

Форум Сообщества Практиков Конкурентной разведки (СПКР)

Конкурентная разведка, Бизнес-разведка, Корпоративная разведка,
Деловая разведка по открытым источникам в бизнесе.
Работаем строго в рамках закона.

Дезинформация и активные мероприятия в бизнесе
Форум Сообщества Практиков Конкурентной разведки (СПКР) »   Общение не по теме форума »   Образ детектива в литературе
RSS

Образ детектива в литературе

Истории Олеся Бузины: Следствие по делу детектива

<<Назад  Вперед>>Печать
 
Акела
Молчун

Откуда: Бишкек, Кыргызстан
Всего сообщений: 3
Рейтинг пользователя: 0


Ссылка


Дата регистрации на форуме:
12 авг. 2014
“Неужели вам нравится убивать?” — спрашивает Никита Михалков в финале фильма “Статский советник”. Его вопрос пронизан черным юмором. Князь Пожарский, которого он играет, только что убил террориста Грина в исполнении Хабенского. Который, в свою очередь, хотел убить Пожарского-Михалкова. Действительно: неужели нам, людям, нравится убивать? Уверен, большинство тут же закричит, что не нравится. А кто-то вопреки расхожему мнению станет утверждать, что в любом человеке заключена первобытная тяга к убийству. Все это может послужить отличным поводом для дискуссии. Но однозначно другое. Всем нам, и даже преступникам, не нравится быть убитыми. На этой неопровержимой истине уже скоро два века и держится величественное здание самого популярного жанра современной литературы — детективного романа. Кирпичики, из которых он построен, — маленькие томики карманных книжек, которые читают везде. Даже в метро и в… тюрьме.

Детектив — жанр крайне неправдоподобный. Он весь построен на натяжках и подтасовках. Один пример. Как-то, когда в нашей стране еще было тихо, мне попался новомодный детективный роман одной бойкой дамы, посвященный похождениям некого поручика Ордынцева. В разгар Гражданской войны сей доблестный белогвардеец шляется по тылам своей не менее доблестной Белой армии и, вместо того, чтобы вешать комиссаров, не торопясь, распутывает разные темные истории. Обстоятельно, словно в кабинете на Бейкер-стрит. Возможно, кто-то и поверит в такой фантом.

Я же вспомнил своего дедушку — простого казака 1902 года рождения, успевшего немножко поучаствовать в тех грустных событиях, хотя его подвиги в основном свелись к тому, что он дезертировал от красных и удачно избежал мобилизации у белых, проявив недюжинную для его возраста силу ума и выдержку и предоставив мне такими образом возможность писать эти строки. Дед зажмуривался не без удовольствия (ему явно нравилось, что из Гражданской войны он вышел целым и невредимым) и выцеживал: “Тоді людину вбити було раз плюнути!”

Лично я верю ему, а не авторессе приключений выдуманного поручика Ордынцева. В его словах чувствовался бесценный опыт современника множества преступлений, которые для моего поколения были уже всего лишь темой для фильмов и книг. Никто эти злодейства не расследовал. Так и остались они на совести тех, кто их совершил. Лежат грузом истории.

БЕЗУМНОЕ НАЧАЛО. Детектив считается интеллектуальным жанром. Но у колыбели его стоял сумасшедший — американский алкоголик и наркоман Эдгар Алан По. Глубоко уверенный в своем интеллектуальном превосходстве над окружающими этот неуживчивый молодой человек, которого изгнали из военного училища за нарушения дисциплины, написал в 1841 году первый в мире детективный рассказ — “Убийство на улице Морг”. Чтобы поразить воображение читателя, убийцей он сделал орангутанга, сбежавшего в Париже от своего хозяина-матроса и прикончившего в припадке злобы двух беззащитных женщин. В мире как раз появились первые зоопарки, что необыкновенно расширило естественнонаучные познания среднестатистических граждан. Пролетарии и мещане водили своих подружек полюбоваться на пленных африканских обезьян, так похожих на людей, и девушки визжали от одной только мысли, что случится, если “чудовище” вырвется из клетки.

Эдгар По не знал, что все им написанное можно обратить против него самого. Короткий текст скрывал в завуалированной форме его собственный преступный замысел. Писатель жил с двумя женщинами — своей женой Вирджинией и ее матерью. Обеих он был вынужден кормить, зарабатывая на жизнь поденным литературным трудом. Бросить их он не мог. Вирджиния страдала туберкулезом. А Эдгар По при всей его тяге к алкоголю и недисциплинированности отличался глубокой способностью к сочувствию.

ЭДГАР ПО ЧУВСТВОВАЛ СЕБЯ ЖИВОТНЫМ. Наверняка, женщины ругали его, когда он возвращался пьяным. Это вызывало у Эдгара чувство вины. Но, с другой стороны, обе они были его содержанками, и его переполняло раздражение по поводу двух “бесполезных” дам, на которых он был вынужден пахать. Когда теща сравнивала пьяного По с животным (а такое, наверняка, случалось, как и в каждой подобной семье) ему хотелось отомстить и даже убить ее. В общем, в результате всей этой семейно-бытовой драмы на свет появился литературный шедевр. Писатель перевоплотился в обезьяну, сбежавшую от хозяина (в реальности таким “хозяином” для По был его приемный отец, добропорядочный бизнесмен Джон Алан, от которого в жизни он тоже удрал), а свою тещу и супругу “прикончил” на страницах рассказа, переселив их из Америки в Париж. Свой же “парадный” портрет писатель нарисовал в образе элегантного сыщика Дюпена — утонченного интеллектуала, распутавшего всю эту таинственную историю на улице Морг. Ведь По тоже любил изысканно одеваться и представать перед окружающими в образе интеллектуала и денди.

Сложности ситуации добавляло еще и то, что Вирджиния приходилась писателю не только женой, но и двоюродной сестрой. Такие браки в тогдашней Америке допускались. Но на них смотрели косо. Было в этих отношениях что-то преступное. Не совсем нормальное. По и рад был бы избавиться от таких отношений. Но кому он был нужен? Несчастный пьяница с литературным талантом и претензиями на великую славу, но постоянной нехваткой денег… Да еще и рожденный в детстве матерью-актрисой не известно от кого и воспитанный в чужой семье. Только Вирджиния и ее мать — тоже не очень нужные нашему холодному миру, где каждый сам за себя, — испытывали сочувствие к нему. Рассказ про орангутанга-убийцу (обезьяна — символ животного начала в каждом из нас) стал единственным “ребенком” в этой бездетной семье. Недаром писатели сравнивают свои книги с детьми.

ДЕТИ ОБЕЗЬЯНЫ. Но от этого “ребенка” родился целый литературный жанр. Необыкновенно многочисленный и плодовитый. Все писатели-детективщики произошли от сироты-алкоголика По. А от его орангутанга с бритвой, поставившего на уши целый город, — все литературные преступники. Такие же свирепые и “правдоподобные”.

Детектив часто называют “городской сказкой”. Считается, что он детище мегаполиса. Профессор Мориарти может процветать только в Лондоне. Фантомасу нигде жизни нет, кроме Парижа. В деревне не бывает чудовищных преступлений. В уездном городишке тоже. Тут трудно украсть не только алмаз Раджи, но даже кабана у соседа. Скудость провинциальной жизни заставляет всех шпионить за всеми. В каком-нибудь баварском захолустье Штирлица вычислили бы за неделю — как Павлика Морозова. Но в каменных джунглях затеряться проще, чем в настоящих. Тут есть что порасследовать до бесконечности.

Впрочем, бывают и исключения. В советские времена возникло такое понятие, как “сельский детектив”. Действие в нем происходит в обычной деревне, где спрятаться якобы ни от кого невозможно. Милиционер Анискин был таким сельским Шерлоком Холмсом, выводившим на чистую воду тех, кто “кое-где еще порой” не хотел дружить с законом. Вполне “сельские детективы” и “Чисто английское убийство” или “Тайна черных дроздов” Агаты Кристи. Загородный дом или поместье — это тоже глухое село, где, на первый взгляд ничего не может произойти. Тем страшнее убийство, случившееся в таком тихом месте.

Миф о всемогуществе литературных сыщиков породила убогость достижений штатной полиции. Все знают успехи Шерлока Холмса и мисс Марпл. Беда в одном — ни один из них не существовал в действительности. Представьте мужика, который живет в центре Лондона, ширяется дорогими наркотиками, нигде не работает, не ходит по бабам и не интересуется гонорарами. Верите? Я — нет. За что-то же этот джентльмен должен существовать? Лично у меня две версии. Либо Холмс — германский шпион, так как дело происходит в преддверии Первой мировой войны. Либо с его страстью к переодеванию — ночной налетчик, чья тайная жизнь совсем не похожа на дневную. Надеюсь, вы понимаете, что это шутка. Если честно, для меня Холмс — воплощение мечты об идеальной холостяцкой жизни. Конан Дойл “родил” его, когда стал доктором Ватсоном — женился и был вынужден крмить семью. Практически он раздвоился. Себя молодого и свободного изобразил в образе сыщика, а женатого — в виде врача-недотепы, благоговейно наблюдающего и описывающего “подвиги” своего великого друга. И Холмс, и Ватсон — две личины одного и того же викторианского джентльмена сэра Артура Конан Дойла.

НЕРАСКРЫВАЕМЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. В мировой литературе есть только один честный образ сыщика-единоличника — пана Штендлера по прозвищу “голова-шишка” из “Похождений бравого солдата Швейка”. Все его детективное рвение уходило на выслеживание чужих мужей и жен во время случек “на стороне”. Бедный Штендлер от этого ходил постоянно грустным и закончил тем, что сам однажды залез в постель к замужней даме, где и был мгновенно разоблачен детективом Шпахом из конкурирующего сыскного бюро.

В повествовании Гашека кроется сермяжная правда. Расследование супружеских измен — максимум, чем занимаются реальные Шерлоки Холмсы. На большее на рынке расследований просто нет спроса. Потрясающие наше воображение “пестрые ленты”, собаки Баскервилей и бассейны с отравленными рыбками существуют только в воображении “мастеров детективного жанра”. В их книгах преступления всегда раскрываются. Но только потому, что их придумывают сами авторы.

Несмотря на все успехи криминального чтива, до сих пор не ясно, кто “заказал” Тутанхамона, президента Кеннеди и царевича Димитрия, от которого “мальчики кровавые в глазах”. Правда, Кеннеди успокоили совсем недавно. Чуть больше 40 лет назад. Явно мало для того, чтобы “расследовать” Но с Тутанхамоном-то можно было разобраться за ТРИ ТЫСЯЧИ лет?! Кто стукнул его “тупым предметом” по башке, как утверждают некоторые археологи? Или он по неосторожности с трона упал? Египет — страна маленькая. Бежать некуда. Посредине — Нил. На восток и запад — пустыня. Но не нашлось ни одного честного частного сыщика, который бы спросил: “А что с нашим фараоном-то, братцы?”

ДОНОС И ПЫТКА. Грустная истина гласит: вся мировая политическая система до сих пор стоит на двух китах — доносе и пытке. Первое в уголовном кодексе деликатно именуется “сообщением о преступлении”. Второе — как бы вовсе не существует. Не оставляющий следов на теле удар по почкам известен любому профессионалу.

Конечно, в старые времена было веселее! Петровская инструкция “како пытать” оговаривала все тонкости. Пытали три раза, поднимая на дыбу и выворачивая суставы в руках. Если показания во всех трех случаях совпадали, процесс прекращали. Но если подследственный начинал путаться, добавляли еще подъемчик-другой. И так, пока три попытки подряд бедолага не повторял одно и то же — искомую “истину”. Метод варварский. Но действенный. Хотя лично я его не одобряю. По мне куда эффективнее перекрестный допрос. И никаких истязаний — только игра ума. Сворачивать скулы — много ума не надо.

И ВСЕ-ТАКИ ОНИ РАССЛЕДУЮТ! За годы работы в журналистике мне пришлось повидать разных следователей. Точно так же, как разных политиков и “звезд”. Я помню интеллигентного капитана, устало пошутившего, что “живой мент, в отличие от киношного, расследует сразу двадцать пять преступлений в день и все без успеха”. И разгильдяя-лейтеху, признавшегося, что не смог взяться сегодня за дело, так как загулял вчера на дне рождения. И вполне реальную Каменскую, пожаловавшуюся, что она стирала дома все воскресенье. Но больше всего меня потряс офицер, расследовавший дело о “пиратах”, подделывавших мою книгу “Тайная история Украины-Руси”. Я не верил, что он накроет ворюг, грабивших моего издателя и меня. Но он накрыл. Вместе со всем контрафактом, подпольным копировальным цехом и складами, на которых скрывали фальшивую продукцию. Эта история вселила в меня уверенность, что наша милиция кое-что может, если ее стимулировать, а не ждать, что государство сделает это за вас. Ведь частные сыщики существуют только в детективах. В жизни вам придется иметь дело с реальными “ментами”, а не литературными фантомами. Относитесь к ним по-человечески. Не дрожите от ужаса, если к вам обратился человек в синей фрме. Ведь других-то нет. Ведь вы сами, такие умные и благородные, не спешите влиться в ряды милиции и на практике показать, как нужно расследовать преступления и охранять правопорядок, нарушать который легче всего.

Подумалось: может, и самому пора написать детектив? Мысли есть. Герой тоже придуман. Нам нужен новый благородный сыщик. Причем, непременно родившийся в Киеве. Но ставший таким же всемирно знаменитым, как Шерлок Холмс, рожденный Конан Дойлем. Мир в наших головах наступит, когда выдуманными преступлениями мы станем интересоваться больше, чем реальными. Когда начинают покупать детективы, это значит, что вокруг снова все хорошо.

Источник: www.buzina.org/publications/1375-sledstvie-po-delu-detectiva.html
NVK63
Почетный участник

Всего сообщений: 162
Рейтинг пользователя: 6


Ссылка


Дата регистрации на форуме:
27 мая 2012
Пытки и доносы....
По мнению автора цитаты, только этими методами и пользуются профессионалы сыска, пока трудятся на государевой службе.
А поэтому, что может частный детектив уже государевых полномочий? То есть без пыток и доносов?
Только и расследовать супружеские измены...
Что тут можно сказать?
Любую профессию можно свести к примитивизму.
Вопрос в том, что актуальная в данный исторический момент система профессиональных отношений какой подход стимулирует: примитивный или более глубокий профессиональный. А подход системы является ответом на общественный заказ.
Проще высказался лет надзать тому назад один подсудимый майор в своем последнем слове на суде:
"Народ имеет такую милицию, какую заслуживает..."
Если сотрудники милиции на государевой службе были способны работать лишь по системе "доносы-пытки" (как при царе Горохе в Тайном приказе), то по своим профессиональным и моральным качествам в частном сыске делать им нечего- прогорят. Даже супружеские измены не помогут.

В моем агентстве работают частные детективы, ветераны сыскных и поисковых служб. Им приходится решать различные сыскные задачи по сбору необходимых оперативных данных. По сложным проблемам конкурентного рынка. :cool:
Но без пыток. :ohohoh: :imprisoned:
Но не без информации осведомителей, которую можно назвать доносом. :friends:
Но кроме этого еще имеются и ряд других методов, о которых автор цитаты, которую привел Акела, или не знает, или считает, что на практике не используются. :tank:

А нападки на любимых писателей....
Это уже святотатство....



---
Главное - быть, а не казаться...
<<Назад  Вперед>>Печать
Форум Сообщества Практиков Конкурентной разведки (СПКР) »   Общение не по теме форума »   Образ детектива в литературе
RSS

Последние RSS
Open Source Intelligence (OSINT) Tools and Resources Handbook
Top tips on gathering information about companies by using free online sources
Новое на блоге HRразведка
Безопасность данных в MS Access
Слово как улика
20 Recon and Intel Gathering Tools used by InfoSec Professionals
What’s Changed?
10 альтернативных поисковиков
Ситуационный центр главы Республики Коми
Развёртывание ситуационных центров на базе технологии Avalanche
Как принимать сложные решения. Советы бывшего оперативника ЦРУ.
Открытая информация о "Новичке" из сети интернет.
Ген. директор "ОЗХО" Ахмет Узюмдж о "Новичке" и хим. атаке в Сирии
Онлайн-сервисы для Twitter
Коллекция для Twitter
Приложение Opera VPN закрывается
О работе разведки
Deep web и 11 поисковиков по нему
Об изначальной "лживости" любых документов
Обновление на блоге HRазведка

Самые активные 20 тем RSS
Стандартные источники информации в СайтСпутнике
Слово как улика
Open Source Intelligence (OSINT) Tools and Resources Handbook